Полинуклеотиды | В косметологии | TOTISPHARMA GROUP

Бочаров В. А.- профессор дерматовенерологии, лауреат премий НАН и АМН Украины, научный консультант компании "TOTISPHARMA GROUP косметика"

Полинуклеотиды в косметологии – реальность, проблемы и перспективы

 

Несмотря на огромное количество методов и косметических средств, косметика применяемая в косметологии с целью коррекции разнообразных проблем кожи эстетического характера (акне, постакне, признаки преждевременного старения и др.), актуальным остается поиск новых направлений оказания косметологической помощи населению с учетом современных требований к научно-практическим разработкам медико-биологического характера.

Это обусловлено как новейшими открытиями научного плана (разработками по особенностям воспалительно-репаративного процесса в коже, единству регулирующих молекулярных систем организма и т. д.), так и результатами практического применения косметологических технологий [1-3].

Одной из ключевых проблем в косметологии, с которой клиенты обращаются на прием к соответствующим специалистам, является появление признаков старения кожи, которое, в свою очередь, бывает двух основных видов – хроно- и фотостарение.

И «хроно-» и «фотостарение», несмотря на отличия, имеют общие фундаментальные молекулярные механизмы, ассоциированные с нарушениями гомеокинеза коллагена:

 

  1. Параллельно снижаются коллагены І и ІІІ типов и меняется их соотношение, коррелирующее с возрастом человека;
  2. Причиной морщин становится необратимое нарушение опорного каркаса кожи;
  3. В ответ на воздействие УФО развивается массивный эластоз из-за 4-кратного увеличения продукции эластина и значительного снижения – фибриллина І, что, наряду с нарушениями в синтезе гликопротеинов MAGP-Iи MGP-4 приводит к формированию неполноценно укороченных эластических волокон;
  4. Определяется повышенная экспрессия версикана (протеогликана, который откладывается на образовавшемся аномальном эластиновом материале);
  5. массивная аккумуляция эластоидных масс в сосочковом и сетчатом слоях дермы + повышенная деградация коллагена становятся главными патогистологическими признаками при фотостарении, а при хроностарении они усугубляются вследствие нарушений эндокринного статуса. В частности, хроностарение у женщин, усугубленное нарушениями эндокринного статуса называют «менопаузальное» старение, и уже в первые пять лет после менопаузы количество коллагена в коже женщин уменьшается на 30% [4].

 

Фотостарение напрямую не зависит от генетической детерминации, но у пожилых людей даже однократное воздействие УФО на кожу до легкого ее покраснения снижает продукцию коллагена на 80% [5], а возврат к норме происходит через 48 – 72 часа. Если воздействие УФО повторяется – продукция коллагена остается низкой длительное время; при еще более длительном облучении – изменения становятся необратимимы и образуются морщины [6].

Cледует особо подчеркнуть, что старение затрагивает все слои кожи, и это диктует необходимость комплексного подхода – воздействия на разные «мишени» на разных уровнях (клетки кожи и другие структуры, молекулярные механизмы межклеточных и клеточно-матриксных взаимодействий). В то же время следует учитывать ключевое значение дермального слоя в возрастных изменениях кожи и особенность механизмов старения: при хроностарении – изменяются пролиферативная и биосинтетическая активность фибробластов дермы, при фотостарении – преимущественно биосинтетическая функция [7, 8].

В связи с необходимостью учета комплексности механизмов развития старения (как и других косметологических проблем) и комплексности подхода к их коррекции одним из перспективных методов, отвечающих таким критериям, является использование полинуклеотидов. И в настоящее время соответствующие препараты получают как и примерно 150 лет тому назад – из молок лосося (хотя швейцарский ученый Ф. Мишер в 1868 г. впервые нуклеиновые кислоты выделил из ядер лейкоцитов гноя; источником их получения могут также служить дрожжевые клетки, бактерии, эритроциты цыплят, тимус телят а также существуют методики синтетического производства нуклеотидов). Но молоки лососевых рыб все же богаты не только нуклеиновыми кислотами, а и особыми белками – протаминами. Нуклеиновые кислоты используют уже более 100 лет для лечения волчанки, туберкулеза и других заболеваний (такие препараты как нуклеинат натрия, деринат), ряд из них применяют в качестве биологически активных добавок [9].

Применительно к препаратам [полинуклеотид] на основе нуклеиновых кислот следует подчеркнуть фундаментальную обоснованность их применения: поскольку перенос генетической информации реализуется от ДНК на конкретный белок, то расстройство метаболизма этих кислот являются важнейшими индукторами практически всех патологических процессов; в этом смысле существует выражение: «Не генетических болезней нет»!!! [11-12].

И действительно, клинический опыт применения таких инъекционных препаратов ДНК и РНК как «Полидан [полинуклеотиды]», «Нуклеоспермат натрия», «Плацентекс-интегро» и др. показал их эффективность даже при опухолях, лучевой болезни и других тяжелых патологических процессах.

Выбор молок осетровых рыб в качестве сырья для получения подобных препаратов не является случайным, так как при этом минимизируется возможность передачи с препаратом прионовой инфекции (за счет эволюционной удаленности Acipenseridaeот Homosapiens), а специфические функционально значимые показатели структуры ДНК молок осетровых и ДНК лейкоцитов человека очень близки (!!!).

 

Полинуклеотиды

Механизмами действия косметики и косметических препаратов из полидезоксирибонуклеотидов (ПДРН) являются их влияние на эндогенные колониестимулирующие факторы, продукцию и дифференцировку клеток-предшественников гемопоэтического ряда, но наиболее весомым является их иммуномодулирующий эффект, особенно – в отношении воздействия на процессы регенерации и репарации [13-15]. В частности, стимулируя функциональную активность моноцитов/макрофагов ПДРН повышают их способность не только (и не столько!) фагоцитировать микробы и поврежденные структуры в коже (в т. ч. – поврежденные коллаген и эластин), но и функцию антигенпрезентации, чем значительно влияют как на Т-, так и В-звенья иммунной системы, а через них – на весь комплекс единой нейроиммуноэндокринной регулирующей системы организма (ЕНИЭРС). При этом обеспечивается и задача удаления из организма свободных радикалов.

Следует также отметить возможность и иных влияний на организм препаратов ПДРН. Так, при патентовании инъекционной композиции ПДРН для лечения костно-сутавных заболеваний Каттарини Мастелли Лаура и Каттарини Мастелли Джулия отметили, что макромолекулы ПДРН подвергаются действию литических ферментов, которые постепенно высвобождают в суставную полость все меньших размеров полинуклеотиды и их структурные компоненты, что используется тканями для улучшения клеточной активности и защиты, а также активизации физиологических механизмов регенерации.

По моему мнению, можно предположить и некоторые другие механизмы действия ПДРН. Если они «рассыпаются» под действием ферментов на составляющие их компоненты, в том числе производные аденозина и гипоксантина (АТФ, АМФ), производные пурина (гипоксантин-рибозид, инозин), то в этом случае они могут играть роль и «медиаторов» для пуринорецепторов пуринергических нервов, что в еще большей степени способствует физиологическому протеканию репаративных процессов в коже.

На сегодняшний день украинские косметологи имеют возможность работать с биорепарантами на основе ПДРН благодаря инновационным разработкам итальянской компании (косметика ) Mastelli.

Таким образом, препараты ПДРН являются эффективными для применения при целом ряде косметологических проблем кожи, поскольку обладают уникальной способностью к модулированию многих физиологических процессов происходящих как в клетках, так и в экстрацеллюлярном матриксе дермы, а также и в слоях эпидермиса и гиподермы. Перспективой дальнейших исследований может стать изучение механизмов синергизма и потенцирования действия ПДРН при их  применении с другими косметологическими препаратами и методами.

Нуклеотиды – это структурные компоненты нуклеиновых кислот, которые отвечают за сохранение и передачу энергии в клетке.  Нуклеотидные звенья образовывают полинуклеотид (ПДРН). Полинуклеотиды в косметологии играют роль реабилитологов кожи. Они регенерируют клетки, способствуют оптимальному увлажнению кожи, повышают её тургор, разглаживают мелкие морщинки и уменьшают выраженность глубоких. 


Полинуклеотиды – это самый верный способ избавиться от дряблости кожи, поскольку они оказывают выраженный эффект лифтинга.  Инъекции полинуклеотидов заслуженно получают множество положительных отзывов от пациентов, которые испытали на себе волшебный эффект омоложения изнутри. Они приходят на помощь, когда необходимо вернуть здоровый и молодой вид кожи. 


ПДРН – оптимальный выбор для пациентов с деформационно-пастозным типом старения и недифференцированной дисплазией соединительной ткани. Такие пациенты остро нуждаются в коллагеностимуляции, однако инъекции гиалуроновой кислоты для них не подходят. Гиалуроновая кислота очень гидрофильна, а данный тип пациентов склонен к сильным отекам.

Препараты на основе полинуклеотидов запускают процесс коллагеногенеза и не вызывают нежелательных осложнений. 
ПДРН улучшают оттенок кожи, возвращают ей юношеский румянец и здоровый вид. Помимо этого, полинуклеотиды укрепляют сосудистую стенку, улучшают процесс обновления клеток, оказывают иммуномодулирующий эффект. Такие препараты активно борются с фотостарением и значительно уменьшают его внешние проявления. 


Для обладателей темных кругов под глазами ПДРН станут спасением. Они улучшают кровообращение, осветляют кожу, помогают реабилитировать её после активной инсоляции, выводят свободные радикалы, подтягивают и укрепляют кожу. 
Полинуклеотиды помогают противостоять старению в будущем, обеспечивая коже хорошую защиту от вредных факторов окружающей среды и образа жизни. 


После первой процедуры вы заметите, что кожа становится более эластичной, увлажненной, с меньшим количеством складок и морщин. Положительный эффект усиливается в течение нескольких следующих сеансов. Текстура и тон кожи постепенно улучшаются. Обогащение кожи полинуклеотидами также стимулирует выработку собственных коллагена и эластина.

Выбирайте качесвенную косметику (полинуклеотиды цена на сайте) и Вы дольше будете молодыми.

Литература:

  1. Воспалительно-репаративный процесс при дерматозах: монография / ред. В. А. Бочарова. – Запорожье: Просвіта, 2011. – 280 c.
  2. Cмирнова И. О. Нейроиммуноэндокринология кожи и молекулярные маркеры ее старения / И. О. Смирнов, И. М. Кветной, И. В. Князькин. – М. : «Деан», 2005. – 288 с.
  3. Зорина А. Старение кожи и SPRS-терапия / А. Зорина, В. Зорин, В. Черкасов // Косметика&медицина. – 2011. – № 4. – С. 60-68. 
  4. Brincat M. Hormone replacement therapy and the skin / M. Brincat // Maturitas. – 2000. – V. 53 (2). – P. 107-117.
  5. Fisher G. The pathophysiology of pathoaging of the skin / G. Fisher // Cutis. – 2005. – V. 75, Suppl. 2. – P. 5-8.
  6. Jenkins G. Molecular mechanisms of skin againg / G. Jenkins // Mech. Againg Develop. – 2002. – V. 123. – P. 801-810. Sorrell M. Fibroblasts – a diverse population at the center of it al. / M. Sorrell, A. I. Caplan // Int. Rev. Cell. Mol. Biol. – 2009. – V. 276. – P. 161-214.
  7. Аравийская Е. Р. Изменения в перименопаузе: принципы современной комплексной коррекции /Косметика/ Е. Р. Аравийская // Клиническая дерматология и венерология. – 2007. – № 2. – С. 97-100.
  8. Хартель Б. Молекулярные клеточные механизмы естественного старения и фотостарения (стрессорные факторы, защитный механизм) / Б. Хартель / Косметика&медицина. – 2000. – № 4. – С. 5-17.
  9. Лекарственные препараты и биологически активные добавки к пище на основе нуклеиновых кислот различного происхождения / Л. Н. Федянина, Н. Н. Беседнова, Л. М. Эпштейн [и др.] // Тихоокеанский медицинский журнал. – 2007. – № 4. – С. 9-12.
  10. The genetics of human longevity / M. Capri, S. Solvioli, F. Sevini [et al.] // Ann. New York Acad. Sci. – 2006. – № 1067. – P. 252-263.
  11. The genetics of the p53 pathway, apoptosis and cancer therapy / A. Vazquez, E. Bond, A. Levine [et al.] // Net. Rev. Drug. Discov. – 2008. – V. 7 (12). – P. 979-987.
  12. A novel promising therapy for skin aging: Dermal multipotent stem cells against photoaged skin by activation of TGF-β/Smad and p38 MARK signaling pathway / J. Zhong, N. Hua, X. Xiong [et al.] // Med. Hypotheses. – 2011. V. 76, № 3.  
  13. Zouboulis C. Clinical aspect and molecular diagnostics of skin / C. Zouboulis, E. Makrantonaki // Clin. Dermatol. – 2011. – V. 29. – P. 3-14.
  14. Balaban R. Mitochondria, oxidants, and aging / R. Balaban, S. Nemoto, T Finkel // Cell. – 2005. – V. 120 (4). – P. 483-495.
Понравилось? Поделись: